Можно ли так написать?

Продолжаем деликатно и ненавязчиво бороться с ошибками в устной речи. Сегодня на очереди фразы и слова, которые в общем-то не запрещены лингвистической полицией или кем-либо ещё, но очень уж раздражают слух. А чаще всего — они оказываются действительно неграмотными, да и вы выглядите такими, если их произносите.

Рассылка «Мела»

Мы отправляем нашу интересную и очень полезную рассылку два раза в неделю: во вторник и пятницу

Можно ли так написать?

Правильно: последний раз

Начнём с крика души многих, в том числе кандидата филологических наук Марины Королёвой. Изначально употребление слова «крайний» было распространено среди людей, чья профессиональная деятельность связана с риском для жизни. Лётчики, подводники, альпинисты, космонавты — для них это своего рода профессиональный сленг.

Они нарочито избегают словосочетаний с прилагательным «последний». Иначе, по их мнению, этот «последний раз» может взаправду стать последним. Вместо этого они говорят «крайний раз». Хорошо, можно их понять (и простить). Но в какой-то момент слово «крайний» ворвалось в повседневную жизнь, и употреблять его стали все кому не лень.

«Крайний день в этом году» или легендарное в очереди «Кто крайний?»

Портал «Грамота.ру» называет ещё одну причину массового употребления «крайнего»: якобы прилагательное «последний» носит негативный оттенок, со значением «низший в ряду подобных, очень плохой».

Филологи сходятся во мнении, что замена прилагательного «последний» на «крайний» — грубое нарушение норм русского языка. И мы с ними полностью согласны. Даже Дмитрий Медведев однажды призвал не использовать слово «крайний» в значении «последний»: «Не надо бояться слова „последний“.

У нас какая-то странная филологическая тенденция пошла. Все только крайние. Последние — это нормально».

Можно ли так написать?

Безобидная с виду фраза «Я тебя услышал» способна вызвать раздражение со стороны того, кому она адресована. Вас услышали, поняли.

И что? Дальше-то что? Неплохо, конечно, что ваш собеседник вас услышал, но что это значит? Фраза абсолютно бессмысленна, своего рода дежурный «кивок», когда сказать вроде как что-то нужно, но ещё не придумал что. Это даже хуже, чем аналогичное «я тебя понял».

По мнению уже упомянутой Марины Королёвой, это калька с английского языка, где во время разговора нередко показывают свою заинтересованность фразой «Got it».

Но культуры у нас всё-таки разные, и русскому человеку в бытовом общении требуется больше эмоциональной отдачи, например: «Ох, как я тебя понимаю!». Впечатление другое, и уже не кажется, что твой собеседник пытается от тебя отделаться. Дабы не испытывать терпение людей, очень рекомендуем так не говорить.

Можно ли так написать?

Правильно: я скучаю по тебе

Скучают люди очень по-разному: «скучают по вас», «скучают по вам» и «скучают за вами». Рассказываем, как делать это правильно. В современном русском языке считается, что «скучаю по вас» — старая норма.

Хотя в том же справочнике Розенталя можно встретить замечание о том, что с существительными и местоимениями третьего лица верно говорить: скучать по кому/чему. А вот в первом и втором лице будет «скучать по ком»: по нас, по вас.

Варианты до сих пор конкурируют, и в некоторых словарях рядом с фразой «скучаю по вас» стоит помета «устаревшее». В нашем случае — «скучать по тебе» — во всех падежах будет однозначно.

Но что определённо грамотному человеку делать нельзя, так скучать за кем-то или за чем-то. Это скорее привет соседям с Украины, чей говор, так или иначе, можно встретить и в русском языке.

Можно ли так написать?

Правильно: давай решим

Глагол «порешать» действительно существует, но имеет определение «решать в течение какого-то времени». Допустим: порешать уравнение и бросить. Но всё чаще можно услышать «давай порешаем этот вопрос».

Некоторые убеждены, что это обычный синоним «решить вопрос». Говорить так неправильно, и выражение, как нам кажется, относится к жаргонизмам. То же самое «расскажи мне за него» в значении «расскажи мне о нём».

Чувствуете разницу? В культурном обществе такими фразами лучше не разбрасываться.

Можно ли так написать?

Правильно: одолжи мне денег

Уделим немного внимания стилистике. Думаем, ценители русского языка будут с нами солидарны: выражение «Займи мне денег» невозможно терпеть тем, кто знает, как правильно. А те, кто так говорят, искренне не понимают раздражения — ведь они так привыкли. Но избавляться от плохих привычек никогда не поздно.

Если вы хотите попросить у кого-то дать взаймы, в долг, правильно будет сказать: «одолжи мне денег» или «можно занять у тебя денег?» Никак нельзя просить другого человека «занять» вам денег, поскольку «занять» — это, наоборот, взять взаймы.

Иначе говоря, тем, кто просит «занять денег до зарплаты», вы точно ничего не должны.

Можно ли так написать?

Правильно: оплатить проезд

«Оплачивать за проезд» — ещё одна распространённая ошибка в речи.

За проезд можно платить (или заплатить), а оплачивать только проезд — без всяких предлогов, так как по правилам переходному глаголу предлог не нужен.

Член-корреспондент РАН Владимир Плунгян считает, что с точки зрения языка эти варианты равноправны, но норма говорит, что вариант «оплатить проезд» — всё-таки лучше. А значит правильнее.

Можно ли так написать?

Правильно: садитесь

Признайтесь, как часто вы слышали неуклюжее «присаживайтесь» в качестве предложения занять сидячее положение? Почему-то в речи возникло негласное правило, что нужно говорить исключительно «присаживайтесь» вместо «садитесь». Поскольку слово «садитесь» якобы ассоциируется с тюрьмой и криминальным миром.

Однако глагол «присесть» на самом деле означает «опуститься на полусогнутых ногах» («присесть от неожиданности» или «присесть на корточки»), а также «сесть на что-либо куда-либо на короткое время» («присесть на дорожку»).

Журналист, филолог Ольга Северская пишет: «Меня как будто предупреждают, что я здесь ненадолго… Да и потом, почему я должна „присаживаться“, примостившись на краешке стула? Почему бы мне не сесть поудобнее и обстоятельно того, к кому пришла по делу, обо всём меня интересующем расспросить?» Таким образом, замена глагола «садитесь» на «присаживайтесь» может быть, напротив, расценена собеседником как невежливое приглашение. Давайте запомним, что правильно говорить «садитесь, пожалуйста». И только так.

Можно ли так написать?

«Человечек», «печалька», «вкусняшки», «винишко», «днюшечка» — интернет-сленг, давно вышедший за пределы сети. Вот лингвист Максим Кронгауз замечает, что «интернет пошёл в массы, а массы пошли в интернет, и пришли девочки», которые любят использовать уменьшительно-ласкательные слова.

Ещё одна причина распространения уменьшительных суффиксов — склонность к смягчению слов и своеобразный способ показать нашу доброту и вежливость. Дома и в окружении близких так выражаться не возбраняется, конечно, но вот на работе или где-то ещё экспериментировать не стоит.

Литературный язык такие формы слов не приветствует.

Источник: https://mel.fm/russky_yazyk/5412967-annoying_phrase

Как написать роман быстро и эффективно. "Метод снежинки" — Справочник писателя

This is a Trial Version of Social Share & Locker Pro plugin. Please add your purchase code into Licence section to enable the Full Social Share & Locker Pro Version.

сокращенный вариант

Хотите написать роман и все не можете собраться с силами? Такое случается довольно часто. Писать книги легко; трудно писать хорошие книги. Если бы это было не так, мы бы все создавали бестселлеры.

На свете существуют тысячи способов написания романа. Какой из них самый лучший? Тот, что подходит лично для вас. В этой статье я хочу поделиться методом, который подходит для меня.

Хорошая художественная литература не является чем-то случайным — это результат тщательно спланированного действия, дизайна романа. Вы можете заниматься дизайнерской работой как до, так и после написания книги. Я пробовал делать и то, и другое и, в конце концов, убедился, что до — и быстрее, и качественнее.

Как делать дизайн художественного произведения? По своей основной работе я занимаюсь архитектурой сложных программных проектов. И я пишу книги по той же схеме, что и программы — используя метод снежинки. Что это такое? Прежде, чем мы пойдем дальше, посмотрите на этот рисунок. Схема снежинки — один из важнейших математических объектов, изучением которого занимались многие ученые.

Можно ли так написать?

Здесь мы видим пошаговую стратегию создания снежинки. Поначалу она не очень похожа на саму себя, но постепенно все становится на свои места.

На тех же самых принципах можно писать романы — начните с малого, а потом надстраивайте все новые и новые детали, пока у вас не получится полноценная история. Часть дизайнерской работы в литературе — это креатив, а часть — это управление собственным креативом: превращение разрозненного материала в хорошо структурированный роман. Как раз этому я и хочу научить вас.

Большинство писателей затрачивает массу времени на обдумывание романа. Возможно, вы проводите какие-то исследования. Вы просчитываете, как будет развиваться история. Вы устраиваете мозговой штурм.

Вы слышите голоса различных персонажей. Это наиважнейшая часть создания книги, которую я называю «накидывать информацию».

Я предполагаю, что вы знаете, как это делается: у вас в голове уже сложилась идея книги и сейчас вы готовы сесть и начать писать.

Но прежде, чем приступить к делу, вам следует заняться организационными моментами. Вам нужно записать все идеи на бумаге в той форме, которую вы потом сможете использовать.

Зачем? Потому что наша память ненадежна, и потому что в вашей истории (как и в любой другой, находящейся на той же стадии) имеется множество дыр, которые необходимо залатать до того, как вы начнете работать. Вам нужно создать план романа, причем так, чтобы это не отбило у вас желание писать.

Ниже приведена пошаговая схема, по которой я создаю дизайнерские документы своих книг, и которая, надеюсь, поможет вам.

Шаг первый

Потратьте час и напишите аннотацию на ваш роман длинною в одно предложение. Что-то вроде этого: «Злобный физик совершает путешествие в прошлое, чтобы убить апостола Павла» (аннотация на мой первый роман Грех).

Это — ваш роман крупным планом, аналог большого треугольника в схеме снежинки.Когда вы будете предлагать вашу книгу издателям, предложение-аннотация должно будет появиться в самом начале произведения.

Его еще называют хуком (зацепкой), позволяющей продать роман издателю, дистрибьютерам, магазинам и читателям. Так что постарайтесь, чтобы он звучал как можно лучше.

Несколько советов, как это сделать:

* Чем короче, тем лучше. Предложение не должно превышать 15 слов.

* Никаких имен! Лучше сказать Инвалид-акробат, чем Джейн Доу.

* Свяжите общую концепцию произведения с персонажами. Кто из героев больше всех пострадал по ходу развития сюжета? А теперь укажите, что он желает получить в виде награды.

* Читайте краткие аннотации книг в списке бестселлеров New York Times, чтобы понять, как это делается. Умение описать книгу в одном предложении — это искусство, и им стоит овладеть.

Шаг второй

Потратьте еще один час и расширьте предложение до абзаца, описывающего завязку, конфликт и развязку романа. В результате у вас получится аналог второй ступени в схеме снежинки. Лично мне нравятся истории, написанные по схеме три конфликта плюс конец.

Развитие каждого из конфликтов занимает четверть книги, а на конец уходит еще одна четверть.Вы тоже можете использовать этот абзац в своей заявке на публикацию. В идеале он должен состоять из пяти предложений.

Одно предложение на завязку, по одному — на каждый из конфликтов, и еще одно — на конец.

Шаг третий

Все вышесказанное даст вам общий вид истории. Теперь нужно прописать нечто аналогичное для каждого из героев. Герои — самая важная часть любого романа, поэтому время, которое вы вложите в их создание, вдесятеро окупится, когда вы начнете работу над книгой. На каждого из основных героев потратьте час и напишите небольшое, на одну страничку, сочинение:- Имя героя.

  • — Предложение, которое описывает историю его жизни.
  • — Мотивации героя (чего он хочет добиться в идеале?)
  • — Цель героя (чего он хочет добиться конкретно?)
  • — Конфликт (что мешает ему добиться цели?)
  • — Прозрение (что он узнает, как он меняется в результате случившихся событий?)
  • — Абзац, который описывает события, в которых герой принимает участие.
Читайте также:  "замужем" или "за мужем" - как пишется, слитно или раздельно?

Важное замечание: возможно, после этого вам потребуется вернуться и переписать аннотации. Это хороший знак — ваши герои учат вас чему-то полезному для вашей истории.

На каждой стадии написания романа вы можете возвращаться назад и перекраивать сделанное ранее.

Это очень полезная штука: исправление всех недочетов лучше сделать сейчас, нежели тогда, когда вы уже написали 400-страничную рукопись.

Шаг четвертый

На этой стадии у вас в голове должна сложиться полная картина вашего романа — и на это у вас уйдет только день-два. Теперь нужно расписать историю.

Потратьте несколько часов и сделайте из каждого предложения аннотации самостоятельный абзац. Все из них, кроме последнего, должны заканчиваться конфликтом (последний — финалом произведения).

В результате вы получите синопсис романа, который потом тоже можно использовать для отсылки в издательство.

Шаг пятый

Потратьте день-два на одностраничное описание каждого главного героя. По полстранички уйдет на второстепенных персонажей. Эти синопсисы персонажей должны рассказать вашу историю с точки зрения каждого из них.

Если потребуется, возвращайтесь к прежним наработкам и делайте нужные исправления.Этот этап доставляет мне наибольшее удовольствие, и позже я вставляю синопсисы персонажей в основной синопсис.

Редакторам это нравится, так как им всегда импонирует художественная литература, основанная на людских характерах.

Шаг шестой

Теперь у вас есть цельная история и несколько основанных на ней рассказов, по одному на каждого героя. Потратьте неделю и расширьте одностраничный синопсис до четырехстраничного. По сути, вам нужно растянуть каждый абзац из Шага Четвертого на целую страницу. По ходу дела вы выявляете внутреннюю логику произведения и делаете стратегические решения.

Шаг седьмой

Превратите описание героев в развернутый рассказ о каждом из них с указанием всех существенных деталей: дата рождения, внешность, история жизни, мотивация, цели и т.п. И самое важное — каким образом герой преобразится к концу романа? В результате ваши персонажи превратятся в реальных людей и подчас будут предъявлять свои претензии к развитию сюжета.

Шаг восьмой

Прежде чем приступить к работе над рукописью, вы можете сделать пару вещей, которые помогут вам в процессе. Первое — нужно взять четырехстраничный синопсис и составить перечень всех сцен, которые нужно будет прописать. Удобнее всего сделать это в Exсel.

По какой-то причине многие писатели не хотят связываться с незнакомыми программами. Разберитесь с этим. Вы ведь уже освоили, как печатать в Word. Excel еще проще. Вам нужно создать перечень сцен, а эта программа как раз предназначена для того, чтобы делать перечни.

Если вам не хватает знаний, купите книжку и научитесь. Потратьте меньше дня — это того стоит.

На каждую сцену должна уйти одна строчка в таблице. В первой колонке перечислите героев, от имени которых ведется повествование, или глазами которых вы смотрите на происходящее в романе. В другой, более широкой колонке пропишите, что происходит в данной сцене.

При желании в третьей колонке можно указать, на сколько страниц вы планируете растянуть данную сцену, а в четвертой нумерацию глав.

Табличка в Excel— идеальный инструмент для этого, так как вам видна вся история целиком и вы можете легко передвигать сцены с места на место.

У меня обычно получается около 100 с лишним строчек и на их составление уходит около недели.

Шаг девятый

Шаг девятый применяется по желанию. Перейдите снова в Word и распишите каждую сцену, указанную в таблице, на несколько абзацев. Набросайте примерные диалогии и скетчи решаемых проблем. Если в сцене нет проблемы, то ее нужно создать или же вырезать всю сцену.

У меня обычно выходило по одной-две страницы на главу и каждую из глав я начинал на новой странице. Затем я распечатывал текст и складывал его в папку со скоросшивателем так, чтобы можно было менять главы местами или же полностью переписывать их без того, чтобы спутать остальные.

Этот процесс обычно занимал у меня неделю. В конечном итоге получался 50-страничный документ, который я потом исправлял красной ручкой по мере написания черновика. Все идеи, которые приходили мне с утра в голову, я записывал на полях этого документа.

Это, кстати говоря, относительно безболезненный способ написания развернутого синопсиса, который так ненавидят все писатели.

Шаг десятый

На этом этапе садитесь и начинайте набивать черновик. Вы удивитесь, насколько быстро вы будете писать. Мне доводилось встречать авторов, которые таким образом втрое увеличивали скорость написания романа, и в то же время их черновики выглядели так, будто они уже прошли предварительную редактуру.

Я неоднократно слышал жалобы писателей по поводу трудностей написания первого черновика.

Все они, без исключения, сидят и думают: Я не знаю, о чем писать дальше! Жизнь слишком коротка, чтобы писать таким образом! Нет никакой причины тратить на первый черновик 500 часов рабочего времени, если вы можете сделать его за 150 часов.

Вот, собственно, и все. Метод снежинки помогает в работе мне и некоторым моим друзьям, которые тоже решили испробовать его. Надеюсь, он вам пригодится.

Благодарности: Я благодарю моих друзей по Chi Libris и в особенности Джанелл Шнайдер за обсуждение метода снежинки и за все остальное.

Источник: http://www.rsingermanson.com/html/the_snowflake.html

Перевод: Эльвира Барякина

Можно ли так написать?

Источник: https://www.avtoram.com/metod_snezhinki_chernovik_romana/

Лев и агнец

О фильме Авдотьи Смирновой… Как уже задолбали с этой «Дуней», какая она вам всем Дуня! Так можно было ее называть в молодые журналистские времена. Фильмы снимает совсем другой человек.

Так вот, о фильме Авдотьи Смирновой «История одного назначения» будут писать много и комплиментарно, потому что это не просто ее лучшая работа, но, вероятно, главная картина этого года, урожайного для хорошего кино, как и положено в застой.

«Дисней», взявшийся ее прокатывать, доказал интуицию: кто-то пойдет смотреть костюмную мелодраму из графской жизни (там это есть), кто-то — политическую картину с прямыми и неизбежными аналогиями, кто-то — историческую трагедию, хотя назвать этот фильм историческим — почти как записать «Трудно быть богом» Германа в кинофантастику. Кого-то привлекут имена, потому что постановщик «Садового кольца» Алексей Смирнов сыграл тут грандиозную главную роль, его отец Андрей Смирнов — грандиозную второстепенную, а Евгений Харитонов с Ириной Горбачевой изобразили самую обаятельную пару Толстых, хотя тут есть из чего выбирать. Вспомнить хоть Пламмера и Миррен в «Последнем воскресенье» или чету Герасимов — Макарова в «Льве Толстом» 1984 года. И это еще не вышла «Невечерняя» Хуциева, о которой мы еще скажем и в которой Михаил Пахоменко не сыграл Толстого, а, кажется, вызвал его дух.

Нет смысла подробно разбирать, «как это сделано», как действие искусно тормозится в начале и ускоряется к финалу, как режиссер осовременивает речь и пластику, как он работает с актерами и т. д.

Однажды я спросил крупного киноведа, почему, собственно, Эйзенштейн ввязался в «Ивана Грозного», ведь при Сталине объективно высказаться об этой эпохе невозможно по определению, будет поражение либо политическое, либо художественное. Киновед ответил: с целью создать прекрасное художественное произведение.

Тогда мне этот ответ понравился, но сейчас я думаю, что шедевр почти никогда не создается из желания создать шедевр.

Искусство (в том числе по определению Толстого) движется энергией заблуждения, и Эйзенштейн хотел сказать о природе русской власти нечто очень значительное, не государственное и не либеральное, но наш понятийный аппарат для анализа этого замысла пока беден. «История…» — не просто хорошее кино, это важное концептуальное высказывание, которое мы и попытаемся прочесть.

Во-первых, история писаря Шабунина, который ударил своего ротного командира и которого безуспешно пытался спасти от расстрела Лев Толстой, произошла в 1866 году, в разгар работы над «Войной и миром», но что еще важней — в разгар российских реформ. Эти реформы несколько опасней для жизни, чем застой (уж точно), а иногда и чем репрессии (точечные).

Именно во время реформ в России делается максимальное количество ошибок, потому что только в это время вообще что-то делается.

Иногда кажется (и, скорей всего, так оно и есть), что все эти реформы затеваются с единственной целью — скомпрометировать саму идею перемен, дабы потом еще тридцать лет на них кивать: вы же не хотите, как в девяностые? Как в шестидесятые-ХХ, когда расстреливали в Новочеркасске и насаждали кукурузу? Как в шестидесятые-XIX, когда вырастили террористов, расстреляли Бездну и рядового Шабунина? Реформы почти всегда имитационны, осуществляются они ровно теми же людьми, которые проводят зажимы и кампании государственного вранья, и рассказывает о них Смирнова даже не с толстовской, а с тургеневской интонацией, в той, с какой в «Отцах и детях» рассказывается о либеральном губернаторе. Когда командир полка ЮнОша (его играет Геннадий Смирнов, однофамилец) предупреждает ротного о «внезапной проверке» и организует к ней угощение… ну, что мы будем ударяться в аналогии! Русское реформаторство еще фальшивей русского консерватизма, потому что оно косит под свободу, а консерватизм откровенен в своей тупости и презрении к человеку, он ни подо что не косит. Молодой прогрессивный поручик Колокольцев отпускает солдат помыться в баню, потому что очень уж грязны, а солдаты поджигают эту баню, в которой моются девки, чтобы посмотреть, как они голые побегут; Шабунина потому и расстреляли во время относительных свобод, что панически боятся этот народ свободами развратить и распустить, а потому впадают в истерику, как Хрущев в 1963-м.

Можно ли так написать? Актер Алексей Смирнов (поручик Григорий Колокольцев). Кинопоиск

Отсюда мораль: да, это такая система. Смирнова на пресс-конференции высказала опасение, что фильм обвинят в фаталистичности — дескать, всегда у нас так было, нечего и рыпаться. Думаю, в спокойной констатации «да, это такая страна» нет ничего дурного. Она никогда не была другой и вряд ли станет.

После Путина нас ожидает период реформ, субъективно приятный для общества, но совершенно бесперспективный и достаточно травматичный, и реформы будут такие, чтобы большинство немедленно заностальгировало по Путину.

И больше скажу — не страна такая, а мир такой, просто в этом мире — внешнем по отношению к России — существуют всякие отвлечения и аттракционы, а мы воспринимаем жизнь как она есть.

Читайте также:  "цифры" или "цыфры", как правильно пишется слово?

Народ, — который сначала Шабунина травит, а потом провозглашает святым, а потом затаптывает его могилу, а потом молится на ней, — это точно такой же народ, который в воскресенье кричит «Осанна», а в пятницу наступившей недели «Распни его». Россия откровенней, только и всего.

Этот фильм не зовет на баррикады, хотя менее всего его можно упрекнуть в холодности: он оставляет зрителя с чувством гнева и отвращения — направленного, однако, не на внешние обстоятельства, а на себя. Ведь это мы от Смирновой требуем ангажированности, а сами живем, терпим, качаем головами, тихо негодуем и ждем.

И с равной готовностью приветствуем и проклинаем реформаторов. И с тяжелым вздохом признаем, что хоть Путин и (censored), а другого нет и не предвидится, да и нельзя с нами иначе. И да, с нами иначе нельзя, и да, мы другого не заслуживаем, и если некоторое смягчение нравов и наблюдается, то оно сродни размягчению мозга: оно свидетельствует не о гуманизации, а о гниении. Эта система, возможно, обречена; но тогда она погибнет вместе со страной — потому что это такая страна, в которой нельзя спасти рядового Шабунина, но можно написать «Войну и мир».

И вот тут, на мой взгляд, главное. Не сумевши спасти Шабунина, русского агнца, которого «на разрыв аорты» сыграл Филипп Гуревич, — тут вам и святость, граничащая с идиотией, и алкоголизм, граничащий со святостью, — Лев Толстой сидит себе в Ясной и пишет «Войну и мир», интенсивно так пишет, с большим увлечением. Камера им любуется.

Можно ли так написать?  Актеры Евгений Харитонов (Лев Толстой) и Ирина Горбачева (Софья Толстая). Кинопоиск

 И в этот момент зрителем владеют, мягко говоря, сложные чувства.

С одной стороны, ну хорошо ведь, ну хороший же роман! А с другой — ты же, нехороший человек, только что говорил Колокольцеву, отказав ему от дома, что вообще не знаешь, как это все пережить! Ты же говорил, что не представляешь, как жить после расстрела Шабунина, а вот живешь же, сидишь и пишешь! Самый честный герой, прапорщик Стасюлевич, пошел и утопился, а ты? Который мог спасти и не спас? Это как называется, Лев Николаевич?

Это называется русский модус операнди, дорогие зрители, потому что это действительно такая страна и такая система — в которой все сделано единственно для того, чтобы писать «Войну и мир».

У Хуциева в картине, которую он делал 15 лет и вроде как выпускает, Толстой сначала подробно доказывает, что писать императору бессмысленно, — а в следующем кадре диктует это письмо. После Освенцима единственное, что можно делать, — это писать стихи, чтобы в мире стало больше стихов и ненамного меньше Освенцима.

В России единственное, что имеет смысл, — это писать шедевры либо снимать «Историю одного назначения», потому что фильм, в общем, про две инициации. Одну проходит поручик Колокольцев: пока ты не поучаствовал в казни — не быть тебе командиром любого уровня.

А другую — Лев Толстой: пока ты не поучаствовал в жертвоприношении агнца хотя бы как его адвокат, пока не прошел через чувство вины, бессилия и омерзения, — не стать тебе писателем сверхмасштаба; ужасно, но так. И обращение современного русского искусства к образу Толстого — очень симптоматично.

Как Фунт, Толстой сидел (в комнате под сводами) при четырех царях. При Николае I Палкине он написал «Детство», при Александре II Освободителе — «Войну и мир», при Александре III Подморозителе — «Смерть Ивана Ильича» и первую половину «Воскресения», при Николае II Кровавом — «Отца Сергия» и «Хаджи Мурата». И это самое ценное, что осталось от упомянутых четверых.

При Владимире Путине (Бесланском, Таврическом, censored) Авдотья Смирнова написала (совместно с Басинским и Пармас) и сняла «Историю одного назначения».

Это не значит, конечно, «спасибо Путину».

Это спасибо Смирновой. И если муж помог ей спродюсировать картину, — это и есть та единственная нанотехнология, которая имеет влияние на российское будущее.

Источник: https://www.novayagazeta.ru/articles/2018/09/05/77717-lev-i-agnets

Что написать девушке, чтобы она улыбнулась 🙂

Когда знакомишься с красивой девушкой, то потом всегда ломаешь голову, какое впечатление ты оставил и как напомнить ей о своем существовании. Пожалуй, один из самых лучших вариантов – отправить сообщение или СМС-ку, на которую бы она ответила и заинтересовалась.

Первое сообщение девушке после знакомства должно быть ненавязчивым и легким: им не нужно показывать излишнюю заинтересованность и нуждаемость. Такие качества особенно отталкивают от мужчины и только раздражают девушек, поэтому в первом сообщении такую ошибку делать нельзя. Для начала нужно, конечно, поприветствовать ее, а потом можно выразить свои эмоции.

Пример сообщения: «Еще раз привет. Мне очень было приятно познакомиться и пообщаться. Не хотел говорить, но у тебя было что-то на щеке».

Этот способ необычен, оригинален, и он точно заинтересует ее и ей захочется спросить, что же там все-таки было.

Сразу же отвечать не надо, потерпи минут тридцать-сорок, а далее уже можно ей ответить, что это была ямочка. Это будет очень милым проявлением и оставит красивое впечатление.

Как оригинально написать девушке, что она красивая?

Один из лучших способов, что написать девушке чтобы ей было приятно – говорить ей комплименты. Одного этого умения, конечно, будет недостаточно, но произнесенные приятные слова непременно вызовут доверие.

Если хотите сделать комплимент незнакомой девушке, как она красива, то лучше писать что-то краткое и лаконичное, например:

  • «Как же ты прекрасна! Я готов говорить тебе это снова и снова»;
  • «Ты выглядишь замечательно, не могу от тебя глаз отвести»;
  • «Как же мне нравится твое платье, оно тебе очень идет. Ты в нем такая обворожительная!»
  • « Сегодня было просто замечательно!»;
  • «Ты похожа на девушку, которая очень и очень красива, но не подозревает этого. Это мне нравится в тебе».

Редко какая девушка не ценит в мужчине чувство юмора и среди разных мужчин часто выберет самого веселого. Комплименты с иронией и юмором произведут на нее позитивное впечатление, и она точно вас запомнит.

Самый правильный комплимент девушке о ее красоте – это что-то лаконичное. Если вы уже знакомы с девушкой лично, то вспомните последнюю встречу.

Удачные примеры:

  • «Когда я вспоминаю твою ангельскую улыбку, мне тоже хочется улыбаться. Какое же это счастье!»;
  • «Я до сих пор вижу твой сияющий взгляд»;
  • «Ты самая красивая женщина из всех, что я когда-либо видел»;
  • «Я восхищаюсь тобой!».

Источник: https://sexabout.ru/parnyam/chto-napisat-devushke/

10 советов о том, как написать книгу

Руководство для начинающих писателей

Писательское мастерство востребовано во многих сферах — журналистика, копирайтинг, литература фикшн и нон-фикшн, блогинг. Если вы хотите написать собственный роман, создавать любые тексты творчески и свободно, воспользуйтесь этими десятью советами, которые мы собрали из классных книг о писательском мастерстве.

1. Пишите маленькими порциями (из книги «Птица за птицей»)

Часто бывает так: замышляешь автобиографический роман о собственном детстве, или пьесу из жизни иммигрантов, или трактат о… ну, скажем, роли женщины в истории.

Но браться за это сразу — все равно что карабкаться по склону ледника. Ноги скользят, пальцы краснеют, мерзнут, из ран сочится кровь.

Затем из глубин подсознания заявляются в гости все твои нервные расстройства и рассаживаются вокруг стола. Не давайте им власти. 

«Я дышу медленно и глубоко — и наконец замечаю рамку для фотографии пять на восемь сантиметров, которую специально поставила себе на стол, чтобы помнить про малые дозы. Рамка напоминает мне: нужно написать кусочек. Маленький, как фотография пять на восемь. На сегодня это все. Вот сейчас, например, я напишу только один абзац про место и время действия» Энн Ламотт. 

Скажите себе мягко и ласково: «Радость моя, мы сейчас просто напишем про речку на закате или про первое свидание. Вот и все».

2.Убедитесь, что ваша тема интересна читателю (из книги «Автор, ножницы, бумага»)

«Что я могу рассказать? Кто я такой? Почему кто-то должен тратить на меня время и тем более деньги?». Эти вопросы задает себе любой автор. Сперва необходимо осознать: каждому человеку есть что рассказать.

Для начала определите, что у вас за тема: популярная или специализированная, для дилетанта или человека в теме. Кому вы хотите рассказать свою историю? Кому она будет полезнее? Вы хотите просвещать широкий круг читателей или улучшить жизнь профессионалов в какой-то сфере? Невозможно угодить тем и другим одновременно.

Классная история всегда рядом. Внутри судьбы, вашей личной истории где-то есть рифма: встреча, событие, которые стоит только вспомнить, — и в вашем воображении запускается процесс создания истории.

  • И даже не всегда нужен личный опыт. Есть простые критерии отбора и анализа, годится ли ваша тема для появления на публике:
  • — текст должен сообщать что-то очень важное,
  • — нетривиально объяснять важные процессы,
  • — быть остро полезным читателю,
  • — обосновывать свежую, касающуюся читателя закономерность и давать ей имя,
  • — рассказывать историю яркого героя.

Читатель ждет, что вы надолго заберете его из рутины в неизведанный мир. Так создайте же этот мир таким, чтобы в нем захотелось остаться.

3. Составьте чек-лист «хороший роман» (из книги «Литературный марафон»)

Если у вас есть желание создать собственный роман, первым делом хорошо было бы понимать, что для вас означает «хороший роман». Ответьте письменно на этот вопрос.

Можно отвечать неопределенно, а можно очень подробно: повествование от первого лица, супергерои, Альпы, массовые вторжения злых эльфов.

Чем полезен этот список? Дело в том, что если что-то входит в ваши читательские предпочтения, то вы, вероятно, сможете в этом преуспеть и как писатель. Эти языковые, цветовые и стилевые решения по некоторым причинам вызывают в вас наибольший отклик. Это вещи, которые вы понимаете.

Такие чек-листы вы можете составить для того, что вам приходится писать чаще всего — статьи, рецензии, отчеты.

4. Используйте «цеплялки» в тексте (из книги «Живой текст»)

Есть много способов начать. Некоторые отлично подходят к одной книге, но совершенно не работают в другой. Нужно выбирать. Уметь выбирать.

Например, приём «Ложный пролог». Здесь кульминационная сцена изымается из середины/конца книги и помещается в начало.

Так читатель сразу «пробует на вкус» главное и драматичное событие всей истории.

Приём популярен у режиссеров: благодаря ему фильм можно начать с напряженной, зрелищной сцены. Примеры книг с «ложным прологом»: Габриэль Гарсия Маркес «Сто лет одиночества», Стефани Майер «Сумерки, сага» (книга 1), Эмили Бронте «Грозовой перевал».

5. Используйте доску с карточками (из книги «Спасите котика!»)

Прием, который использует сценарист Блейк Снайдер, — это пробковая доска и карточки.

Повесьте большую пробковую доску на стену, возьмите карточки с эпизодами, блоками, отрывками своего будущего текста (романа, статьи, доклада) и с помощью канцелярских кнопок прикрепите эти карточки на доску куда душе угодно. С карточками вы можете вообще не расставаться.

Читайте также:  15 примеров сложноподчинённых предложений с несколькими придаточными

Суете пачку карточек себе в карман, отправляетесь в ближайшую кофейню, достаете пачку и сидите часами, тасуя свою колоду, раскладывая эпизоды, обдумывая последовательность, выискивая удачные и неудачные моменты.

Доска позволяет вам «увидеть» полную картину еще до того, как вы начнете писать.

Это хороший способ проверить разные повороты, идеи, диалоги и ритм истории, а также понять, насколько удачно они сочетаются. Это способ визуализировать текст с хорошей структурой. Это же здорово!

6. Пишите так, как вы думаете (из книги «Гениальность на заказ»)

Фрирайтинг помогает вам раскрыть свою индивидуальность и улучшить писательские способности. Во время сеанса фрирайтинга вам нужно добраться до своих первичных мыслей, прежде чем благонравная сторона разума «очистит» их, сводя на нет их эффективность. Так что пишите не так, как говорите, а так, как мыслите.

Какова лучшая идея, которую вы услышали за последние семьдесят два часа? Напишите о ней за пять минут, включая в свою работу все, что узнали. Когда пять минут закончатся, просмотрите написанное.

Если вы можете прочитать это вслух и оно будет понятно другим, вы подавили свое самое искреннее мышление.

Выполните еще один пятиминутный сеанс писательства и постарайтесь перенести на бумагу свои первичные мысли.

«Процесс писания приносит удовольствие. Когда создаешь фразу, звучащую именно так, как ты ее задумал, приходит изумительное чувство могущества» Сьюзан Орлин, журналист.

7. Тренируйтесь в жанре короткого рассказа (из книги «642 идеи, о чем написать»)

Жанр короткой истории требует четкости мысли и умения вкладывать много смысла в небольшое количество слов. Это отличный тренажер креативности — брать абсурдную или веселую сценку и описать ее. В общем, потренируйте сестру таланта:

1. Ты строишь замок на песке и вдруг замечаешь, что волны выбросили на берег бутылку с посланием. Там написано …

2. Исследователи высаживаются на далекой планете. Удивительное зрелище открывается перед ними! Расскажи об их приключениях.

3. Ты сидишь в кафе — и вдруг время замирает. Опиши все, что ты видишь.

8. Показывайте, а не рассказывайте (из книги «Литературный мастер-класс»)

Не пишите «это было восхитительно», но заставьте нас самих сказать «восхитительно» после чтения отрывка. Дело в том, что все эти слова (ужасающий, прекрасный, омерзительный, изысканный) говорят читателю только одно: «Сделайте мою работу за меня!» — советовал Клайв Льюис.

Тому же самому учил и Марк Твен: «Не говорите: „Старушка закричала“. Выведите ее на сцену и заставьте кричать».

И еще одно замечание по этому же поводу, от Чехова:

…у тебя получится лунная ночь, если ты напишешь, что на мельничной плотине яркой звездочкой мелькало стеклышко от разбитой бутылки…

Нужно показывать, а не рассказывать, отбирая яркие, конкретные детали.

9. Найдите визуальных помощников (из книги «Как написать кино за 21 день»)

Вы когда-нибудь пытались рассказать кому-то о вашем ужасном или, наоборот, потрясающем опыте, но не могли подобрать слов? Все заканчивалось чем-то вроде «я не могу объяснить тебе это» или «окажись ты на моем месте, понял бы». Дело в том, что сперва нужно вновь зажечь это чувство внутри, а потом найти подходящие слова, чтобы описать его.

Найдите предмет, который связан с какими-то вашими переживаниями, вызывает чувства, например счастливая монетка или камень с пляжа.

Если это история про вашего дедушку, можно взять его шляпу из старого сундука. Если вы пишете сюжет о своей бабушке, найдите принадлежавший ей подсвечник. Если придумали свою историю, когда услышали песню в ресторане, возьмите салфетку из этого ресторана и снова послушайте эту мелодию.

Помогите своим чувствам вновь появиться, найдите для этого помощников. Может быть, какой-то цвет зажжет в вас эмоцию.

10. На старт. Внимание. Словесный спринт! (из книги «Начни писать»)

Этот приём учит писать, не дожидаясь вдохновения. Выберете тему, поставьте таймер на 5 или 10 минут и пишите. Если есть проблемы с темой, откройте любую книгу на 17 странице и найдите 6 строчку. Это будет вашей темой.

Пока идет время, важно не колебаться. Позвольте мыслям мчаться со скоростью гончих. Пишите с ощущением срочной необходимости.

Перескочите через запреты, осветите каждую заблудшую, одинокую мысль в голове и позвольте ей вырваться на волю.

Словесный спринт помогает выключить оценочное суждение, вступив в поток интуиции, к которому подключается высокоскоростное письмо.

«У вас такая классная рассылка, даже книгу можно не покупать» — говорят наши подписчики. Хотите и вы узнавать о книгах-новинках про творчество, писательство, дизайн? Тогда оставляйте почту, будем присылать вам полезные вдохновляющие обзоры.

Источник: https://www.mann-ivanov-ferber.ru/creativity-books/10-sovetov-o-tom-kak-napisat-knigu/

Wanna, gonna, kinda – почему так можно сказать, но нельзя написать

Wanna, gonna, kinda – почему так можно сказать, но нельзя написать.

Часто, начав изучать иностранный язык, мы с удивлением обнаруживаем, что на слух он воспринимается совсем не так, как мы ожидали.

Слова сливаются друг с другом в беглой речи, и кажется, что вообще невозможно понять, о чем говорят.

Со временем, правда, мы начинаем схватывать смысл – чем больше словарный запас и чем чаще мы тренируем восприятие на слух, тем больше понимаем в звучащей английской речи.

Все дело в том, что любая разговорная речь отличается от написанного текста. Даже в тех языках, в которых «как слышится, так и пишется» (да, есть и такие, сербский, например) все-таки не все полностью совпадает. При разговоре мы «проглатываем» часть звуков, соединяем в единую конструкцию предлог и слово, стоящее рядом, а то и несколько слов.

Это нормальный процесс. Попробуйте последить за собой, вы точно всегда полностью произносите слова сейчас, что, тысяча? Или у вас получается щаз/щас, шо/че, тыща? Вот в том то все и дело. В разговорной речи мы часто автоматически, не задумываясь, сокращаем многое – просто знаем, что нас поймут, все ж так говорят!

Иностранцам в изучении другого языка помогает только тот факт, что такие сокращения, как правило, устойчивы. Достаточно их выучить – и можно не бояться общаться с носителями.

Вот и в английском языке образовался целый перечень таких сокращений. Надо признать, что самые известные из них – это wanna и gonna. Их многие узнают еще на начальном уровне владения и, желая показать свои познания, начинают их применять, где надо и не надо. Однако все эти сокращения имеют свои сферы использования.

Согласитесь, что, разговаривая с начальником или выступая с презентацией перед инвесторами, вы произнесете полностью «сейчас мы уверены, что тысяча долларов за этот товар – не предел». Так и в английском – сокращения хороши для неформальных ситуаций. Использовать их в официальной речи, и даже на экзаменах, не стоит. Оставьте эти выражения для друзей, знакомых и родственников.

Кроме того, надо понимать, что они образовались от определенных конструкций, и правила грамматики с ними точно также будут работать.

I wanna (want to) ask you a favor. / Я хочу попросить тебя об одолжении.

We wanna (want to) take a break. / Мы хотим сделать перерыв.

I gotta (have got to) go away tomorrow. / Я должен завтра уехать.

You gotta (have got to) be careful with these guys. / Ты должен быть осторожен с этими парнями.

Как видите, в полном варианте эти конструкции заканчиваются на частичку to, а значит, после них должен идти глагол в форме инфинитива – не существительное и не что-то еще.

Второе важно правило – эти сокращения образовались от форм первого-второго лица. Т.е., от want to, а не wants to, have got to, а не has got to. Использовать сокращенные формы по правилу нельзя с единственным числом третьего лица – тогда, когда к глаголу присоединяется на конце –s.

Надо признать, что в рэпе или речи отдельных персонажей американских фильмов можно встретить применение сокращенных форм с нарушениями, но это не значит, что такие ошибки надо повторять.

По той же схеме используются еще два сокращения, которые образовались от пары глагол + to.

They are gonna (going to) get married this weekend. / Они собираются пожениться в эти выходные.

I’m gonna (going to) quit this job and find something better. / Я собираюсь бросить эту работу и найти что-нибудь получше.

I hafta (have to) be on a diet if I wanna get this job. / Мне приходится сидеть на диете, если я хочу получить эту работу.

We hafta (have to) finish with this car today. / Мы должны закончить с этой машиной сегодня.

Следующая группа часто используемых сокращений в английском языке – это пары модальный глагол + have.

I coulda (could have) done it for you, but not for free. / Я бы мог для вас это сделать, но не бесплатно.

You shoulda (should have) thought about it earlier. / Ты должен был подумать об этом раньше.

We woulda (would have) been here yesterday if it hadn’t been raining. / Мы были бы здесь вчера, если бы не дождь.

I musta (must have) done something wrong if you don’t wanna speak to me. / Должно быть, я сделал что-то не так, если ты не хочешь со мной разговаривать.

Здесь нужно помнить, что после такой пары идет глагол в форме Participle II, которую все знают как «третью форму глагола», а значит и после сокращенной формы надо поставить именно ее.

Если в предыдущих случаях после сокращений может быть использован только глагол, то в следующих вариантах напротив, будет стоять существительное или прилагательное.

Isn’t your granny kinda (kind of) old for such trip? / Разве твоя бабушка, ну как бы, не старовата для таких поездок?

It was sorta (sort of) parties where no one knows anyone. / Это было что-то вроде тех вечеринок, где никто никого не знает.

Как уже было сказано выше, в разговорной речи все эти сокращения можно использовать только в неформальной обстановке. А можно ли их использовать в переписке? Если вы попробуете набрать текст с любым из сокращений в программе Word, то все эти слова он вам подчеркнет красным. Несмотря на то, что английский язык для этой программы родной, в ее лексиконе таких слов нет.

Такие сокращения появились именно в разговорной речи, и только там и могут использоваться. Применение их на письме не предполагается.

Конечно, никто не запретит в чатах с друзьями сокращать все, что только можно – главное, чтобы всем было понятно, о чем речь.

Но во всех текстах, где есть хоть намек на формальность, таких слов быть не должно – это, как если бы вы по-русски писали бы тем самые щаз и че.

На самом деле, в английском языке довольно много таких разговорных сокращений. Занимаясь, вы постепенно выучите их все. Главное – помнить, что правила грамматики распространяются на сокращенные формы так же, как и на полные, а использовать такие варианты можно только в неформальной разговорной речи.

Источник: https://www.wallstreetenglish.ru/blog/wanna-gonna-kinda-почему-так-можно-сказать-но-нельзя-написать/

Ссылка на основную публикацию