Корректно ли в русском языке использовать фразу «играть всем сердцем»?

Борьба с голодомЖизнь становилась все хуже и хуже. Осо­бенно плохо было с продуктами питания. Кисо-Фукусима находится в долине на высоком берегу реки Кисо.

Вокруг города простираются большие леса, и никакие сельскохозяйственные продукты там не выращиваются. К концу войны прекра­тилась выдача пайков.

Поскольку наша фабри­ка работала на оборонную промышленность, у нас была возможность добывать кое-что на чер-

^

Взращенные с любовью

48 49

ном рынке, но я принципиально не пользовал­ся его услугами. В это время ко мне переехала моя младшая сестра с двумя детьми, у которой погиб муж.В выходные дни мы все вместе отправля­лись в горы на поиски вараби (съедобного папо­ротника), но частенько возвращались с пустыми руками, так как все уже было собрано до нас.

Тогда мы спускались к реке и искали водоросли, растущие на камнях. Мы набивали ими полные рюкзаки. Дома мы клали водоросли в большую кастрюлю с водой, добавляли немного соли и варили. Поначалу казалось, что кастрюля полна до краев, но после варки в ней оставалось водо­рослей всего на полмиски.

Однако это все-таки была не пустая вода, и создавалось впечатление, что желудок чем-то наполнен. Вот так мы и пе­ребивались. Сестра очень переживала, что не мо­жет как следует накормить детей. Но я всю свою жизнь буду помнить доброту и приветливость жителей Фукусимы.Мы жили в одном доме с семьей старика Доке. Все его домочадцы от всей души стара­лись помочь нам.

Если им удавалось добыть что-нибудь съестное, нас всегда приглашали за стол. После такого угощения к нам вновь возвраща­лась жизнь.

«Кодзи, я в Кисо-Фукусиме…»

Война становилась все ожесточеннее, но бомбежки миновали Кисо-Фукусиму — малень­кий, затерянный в горах городок. Я чувствовал свою ответственность за рабочих фабрики, но поскольку помочь им ничем не мог, то каждое утро играл для них на скрипке. Питание и усло­вия жизни становились все хуже. На фабрике нам всем приходилось скидываться в «общий котел», но работали мы усердно.

А потом война закончилась.Примерно в это же время я узнал, что роди­тели Кодзи умерли, один за другим. Я срочно написал письмо по их старому токийскому адре­су. Ответа, разумеется, не было. Тогда я начал расспрашивать оставшихся в Токио друзей, куда могли подеваться Кодзи Тойода и его младший брат.

Отец Кодзи переехал в Токио из-за меня, и поэтому меня очень волновало, что могло слу­читься с двумя маленькими мальчиками-сирота­ми. В конце концов я обратился на радиостанцию «Эн-Эйч-Кей» с просьбой передать сообщение: «Кодзи Тойода, я в Кисо-Фукусиме. Пожалуйста, дай знать о себе». Через два месяца я получил письмо от человека по фамилии Тойода.

Это ока­зался дядя Кодзи, который взял его к себе.

  • ^
  • Взращенные с любовью

51 50

Кодзи становится членом нашей семьи— Мы нашли Кодзи.— Боже, какое счастье!— Давай возьмем его к себе.— Сейчас же садись и пиши ему письмо…Меня переполняла радость.

Вскоре после этого Кодзи, которому к этому времени уже исполнилось одиннадцать лет, приехал вместе с дядей в Кисо-Фукусиму. Он подрос за те три года, что я не ви­дел его. Сестра и дети тоже были рады, что Кодзи теперь будет жить с нами. У его дяди в Хамамацу было небольшое питейное заведение, где подавали сакэ.

«Ему не до скрипки было, он целыми днями помогал мне», — объяснил дядя. Он попросил меня позаботиться о Кодзи, а сам отправился домой. С того дня Кодзи стал членом нашей семьи. А в де­вятнадцать лет я отправил его учиться за границу. Моя сестра окружила его материнской любовью и воспитывала наравне с собственными детьми. Код­зи прекрасно чувствовал себя в Кисо-Фукусиме.

Теперь наша семья состояла из семи чело­век — моей тети со служанкой, троих детей, се­стры и меня. Каждый вечер мы устраивали себе какое-нибудь развлечение, например сочиня­ли по очереди хайку*. Стихи, конечно, были не очень хорошие, но мы весело проводили время.

* Хайку — жанр и форма японской поэзии. Представляет собой трех­стишие, построенное по определенным правилам. — ^

  1. Ради Кодзи мы делали все, что могли
  2. ^
  3. Взращенные с любовью

Три года, которые Кодзи провел, помогая своему дяде в баре, уничтожили многое из того, что ему было привито во время учебы в Токио. Мы заметили, что у него испортилось поведение и отношение к окружающим. Мы начали ругать его и делать замечания. А что еще оставалось делать? Однако мы понимали, что это ни к чему хорошему не приведет.Однажды, когда Кодзи был в школе, я сказал сестре: «За последние три года Кодзи набрал­ся плохих манер и привык бросать все дела на полпути. Но мы все знаем, что если будем ругать его, то он только обозлится. Надо придумать что-то другое». И мы сказали детям сестры Ясуо и Мицуо, что мы теперь в семье не будем нико­го ругать, а вместо этого станем постоянно де­монстрировать приличные манеры и показывать примеры хорошего поведения. «Если мы созда­дим такую обстановку, то Кодзи, сам того не за-// мечая, станет примерным ребенком».То же самое я предложил делать тете и ее служанке, и они согласились со мной. На следу­ющий день мы начали осуществлять наш план. Мы действовали сообща и подбадривали друг друга. Все это делалось ради Кодзи, но оказа- лось, что этот метод пошел на пользу всем нам, изменив наши мысли и поступки. 53 52

Прошло два года. За это время Кодзи пол­ностью перенял наш образ жизни. Перенесенные им в течение трех лет душевные травмы прошли бесследно, и он стал чрезвычайно воспитанным ребенком.

  • Начинается воспитание талантов
  • Бог в душе Кодзи
  • ^
  • Взращенные с любовью

Движение за воспитание талантов началось в 1945 году. Это был конец нашего трехлетнего пребывания в Кисо-Фукусиме. В Мацумото сре­ди образованной части населения начались раз­говоры о необходимости открытия музыкальной школы. По чистой случайности певица Тамики Мори, которая преподавала вместе со мной в Им­ператорской музыкальной школе, была эвакуиро­вана именно в Мацумото. Она заинтересовалась этой идеей и прислала мне в Кисо-Фукусиму письмо с просьбой приехать и оказать помощь.Я направил ей следующий ответ: «Я не слишком заинтересован в том, чтобы «исправ­лять» ошибки людей, которые уже умеют играть. Мне этого вполне хватило в прошлом в Токио. Я хочу попробовать заняться обучением малень­ких детей. Я разработал новую методику и хочу заняться детьми не для того, чтобы отыскивать среди них гениев, а чтобы раскрыть способности каждого ребенка посредством игры на скрипке. Эти исследования я проводил в течение многихлет и поэтому хочу приложить свои силы к та­кому виду образования ради нашего будущего. Если моя идея встретит поддержку, я готов на­чать преподавание».Через некоторое время из Мацумото пришел ответ, что мои условия приняты и от меня ждут помощи. Поначалу мне пришлось каждую неде­лю курсировать между двумя городами, но вско­ре я понял, что этого недостаточно. Многие люди настойчиво просили меня переехать в Мацумото, и я в конце концов так и сделал. Так было поло­жено начало нашей системе воспитания талантов в музыкальной школе Мацумото.Как я уже говорил, моя сестра Хина заменила Кодзи мать и хорошо смотрела за ним. В Мацумо­то Кодзи познакомился с католическим священ­ником и начал по воскресеньям ходить в церковь. Вскоре он стал убежденным католиком. Моя се­стра постоянно сопровождала Кодзи и спустя полгода тоже перешла в католическую веру. Она занималась церковными делами и одновременно помогала мне в деле воспитания талантов. Немно­го позднее Кодзи, будучи еще совсем юным, от­правился учиться в Парижскую консерваторию.— Возможно, Кодзи захочет учиться на свя­щенника, — заметил я как-то сестре. 54 55

— Да, такое может быть. Для Кодзи искус­ство и религия — одно и то же.

Я был уверен, что он хочет стать музы­кантом, но если он вдруг захочет поступить на теологический факультет, я возражать не буду. Это ему не повредит.

Но все же Кодзи стал прекрасным музыкан­том, несмотря на свои глубокие религиозные чувства.Ему было тогда четырнадцать лет. Звук его скрипки был глубоким и чарующим.

Он обладал необыкновенным музыкальным чутьем. К этому времени Кодзи уже достиг уровня прекрасного исполнителя. И вот однажды произошел следу­ющий случай.

Общение с порядочными людьми помогает выработать благородство характера

После урока, на котором Кодзи замечательно сыграл чакону Баха, я сказал ему:— Сегодня ты должен пойти в церковь и сы­грать там для Христа. Если ты будешь играть всем сердцем и душой, он тебя услышит.— Хорошо, я пойду, — ответил Кодзи, взял скрипку и отправился в церковь. Через час он вернулся.

Читайте также:  Возможно ли употребление именно в таком виде?

Я сыграл чакону в церкви.

— Хорошо. И как тебе понравилось?— Там никого не было, и мне было так хо­рошо.— Вот и прекрасно. Теперь, когда бы и где бы ты ни играл, всегда думай о том, что Христос слушает тебя. Договорились?

Кодзи расплылся в улыбке и кивнул головой. % Милый, добрый Кодзи!

Я считаю, что для развития личности мо­лодым людям надо общаться с выдающими­ся людьми. Весь мой опыт показывает, что они при этом перенимают какую-то частицу сердца и чувств таких людей и начинают подражать их поступкам. Именно исходя из этого убеждения, я выбрал в качестве учителей для Кодзи Мицуси-ко Секию и его супругу, которых я чрезвычайно уважаю.

В настоящее время господин Секия — профессор Международного христианского уни­верситета, а в прошлом преподавал в универ­ситете Шинсю в Мацумото. Я попросил Секию взять Кодзи в свою семью, чтобы его жена Аяко научила его английскому для сдачи экзамена, необходимого для поездки на учебу за границу. Одновременно я надеялся, что сам Секия об­учит его и французскому.

Пребывание в этой семье крайне благотворно сказалось на Кодзи, и я очень благодарен за это супругам Секия.

  1. ^
  2. Взращенные с любовью

57 56

ИспытаниеВ этой книге я неоднократно задаю вопрос: «Что такое талант и способности?» Я еще раз по­вторяю: талант не дается от рождения, его надо создавать.

В связи с историей Кодзи Тойоды я вспоминаю такой случай. Кодзи и Кендзи (Кобая-си) — мы называли их Ко-тян и Кен-тян — были хорошими друзьями. Обоим было примерно по пятнадцать лет. Кендзи жил в Токио. Как только заканчивались занятия в школе, он брал скрипку и приезжал на каникулы в Мацумото.

Как прият­но было вместе проводить время! Однажды радио­вещательная компания «Эн-Эйч-Кей» обратилась ко мне с просьбой выступить по радио. Я поду­мал, что это неплохая идея, и предложил мальчи­кам сыграть концерт Вивальди для двух скрипок (они никогда не играли его раньше). Одновремен­но я задумал испытать их музыкальную память.

Я сообщил на радиостанцию, какая музыка будет исполняться, но Кодзи и Кендзи узнали об этом только накануне утром. Я позвал их к себе в ком­нату, вручил ноты и сказал: «Завтра в час дня вы будете играть это по радио. Все это немного не­ожиданно, но для вас будет неплохим упражнени­ем. Начинайте прямо сейчас».

Они очень удиви­лись, немного побурчали, но тем не менее взяли ноты и побежали к себе в комнату. Буквально через несколько секунд я уже услышал мелодиюконцерта. Когда через полтора часа я заглянул к ним, чтобы обратить внимание на некоторые му­зыкальные моменты, то увидел, что они играют, уже не заглядывая в ноты. Я был поражен.

  • На выступление — без нот
  • ^
  • 59
  • Взращенные с любовью

Я оставил их репетировать и отправился по своим делам. Когда мы вновь встретились за ужином, я спросил:— Ну как, справитесь?— Да, профессор. Вы нас сегодня утром не­много озадачили. Но музыка очень красивая, правда?Хотя оба они и обвиняли меня в спешке, но было видно, что им это нравится. Я не заметил у них ни тени озабоченности или неуверенности. Перед тем как на следующий день отправиться на радио, я попросил их еще раз сыграть мне концерт. Я разложил на столе принесенные ими ноты и сел слушать (я всегда требую, чтобы ноты лежали перед учителем). После окончания кон­церта я сказал: «Играли вы очень хорошо. Звуча­ние и музыкальная интерпретация безупречны. Теперь вы должны и там сыграть точно так же. Я буду слушать вас дома по радио». В радост­ном возбуждении они вышли из дома и сели в поджидавший их автомобиль. Ноты они, конечно же, с собой не взяли. 58

Я еще вернусь в этой книге к тому, какое внимание я уделяю тренировке памяти. Мои уче­ники должны знать музыку наизусть и не обра­щаться к нотам. Оба мальчика были приучены к этому с детства. Им даже в голову не пришло за­хватить с собой ноты.

Настало время выбрать для Кодзи лучшего учителя

Способности растут по мере тренировки…После того как мальчики уехали на радио, я вновь подумал: «Ведь я только вчера дал им ноты концерта. Они его не знали, но сыграли сегодня по памяти, не испытывая ни неуверенности, ни страха». Мой эксперимент удался.Передача по радио прошла прекрасно. Мы слушали ее всей семьей и радовались за ребят.

Сегодня оба они — известные музыканты. Инте­ресно, помнят ли они еще об этом эпизоде?Разумеется, их приняли в школу воспитания талантов без всяких экзаменов, и всю подготовку они получили в ее стенах. Как уже говорилось, я не считаю большой талант исключительным даром.

Каждый человек, получивший подобную подготовку, может проявить талант и распола­гает для этого всем необходимым потенциалом. Кодзи и Кендзи — это всего лишь два примера из многих.Тем временем Кодзи, воспитывавшемуся в нашей семье на правах ее полноправного члена, исполнилось девятнадцать лет. Настало время подобрать для него хорошего учителя.

Я остано­вил свой выбор на румынском музыканте Джор­дже Энеску (1881-1955), одном из самых видных дирижеров и скрипачей двадцатого века.

«У меня нет слов…»

Энеску был уже в преклонном возрасте, но я знал, что он по-прежнему в Париже. Мне очень хотелось, чтобы Кодзи поехал в Париж и учил­ся там под руководством этой выдающейся лич­ности и замечательного музыканта. В ноябре 1952 года, за три года до смерти Энеску, я по­лучил от Кодзи следующее известие: «Я сдал вступительные экзамены в Парижскую консерва­торию.

Теперь мой учитель — профессор Бене-детти. От одного знакомого я узнал, что профес­сор Энеску болен и не берет учеников».«У меня нет слов, — написал я ему в ответ­ном письме. — Я просто не знаю, что сказать. Ведь я тебя отправил в Париж, чтобы ты учился под руководством Энеску.

Неужели ты услышал от какого-то знакомого, что профессор Энеску болен, и не убедился сам, что с ним? Ты уехал из Японии только для того, чтобы заниматься с этим педагогом.

Если ты уважаешь своего учи-

  1. ^
  2. Взращенные с любовью

60 61

теля, то не должен пользоваться слухами, а обя­зан сам разузнать все обстоятельства независимо от того, будешь ли ты у него заниматься. Это же совсем другое дело».

Через некоторое время от Кодзи пришло ра­достное и трогательное послание: «Я получил ваше письмо и многое понял, читая его. Я узнал адрес профессора Энеску и сразу же отправился к нему. Он принял меня. Это великий и чудес­ный человек. Несмотря на преклонный возраст и некоторую слабость, он предложил мне сыграть для него. Я исполнил для него чакону Баха.

Ког­да я закончил, маэстро сказал: «Я был бы рад позаниматься с вами. Но в данный момент вы — ученик Бенедетти, и я считаю, что было бы бес­тактно переманивать у него учеников. Когда закончите Парижскую консерваторию, я с радос­тью приму вас». Профессор, я приложу все силы, чтобы закончить консерваторию как можно бы­стрее».

Я послал Кодзи ответ: «Дорогой Кодзи, спа­сибо тебе за письмо… Видишь, как полезно было навестить профессора Энеску? Когда-нибудь ты поймешь, что самое высокое благословение че­ловек получает в жизни от встреч с людьми, на­деленными высоким гуманизмом и чистой бла­городной душой.

Ценность твоей собственной личности будет определяться той степенью ихвеличия и красоты их характера, которые тебе удастся впитать. Однако для усвоения этих ка­честв от тебя потребуются смирение и рассуди­тельность, которые возникают только на основе честности, любви и знаний.

То, что ты будешь находиться рядом с профессором Энеску, до­бавляет мне уверенности и радости. Возможно, я желаю слишком многого, но мне хотелось бы, чтобы рядом с тобой был еще один человек — доктор Швейцер. Это было бы вообще прекрас­но. Но какой бы высокой оценки ни заслуживали окружающие тебя люди, лишь от тебя зависит, научишься ли ты от них чему-либо. Только до­бившись в этом успеха, ты сможешь полностью реализовать преимущества подобного знаком­ства. Будь всегда скромен, ибо гордость мешает восприятию истины и величия. Пожалуйста, ни­когда не забывай этого».

Читайте также:  История твоего имени

Источник: http://exam-ans.ru/filosofiya/3736/index.html?page=3

Надаль: старался играть всем сердцем

Фотообзор Australian Open – 2012 (96 ФОТО)

29 января 2012 года испанец Рафаэль Надаль наверняка запомнит на всю жизнь. Финальный поединок против Новака Джоковича, которому он уступал на протяжении шести последних встреч, войдёт в историю тенниса как один из самых запоминающихся за все годы существования этого вида спорта. Почти шесть часов провёл он на корте и в итоге получил обидное поражение.

Я играл более агрессивно. Выполнял больше виннерсов, чем обычно. Подача работала неплохо. Ну и, вероятно, я боролся с такой страстью и желанием, как никогда ранее. В общем, если посмотреть на всю эту ситуацию с другой стороны, то положительные вещи тоже есть. Да, я проиграл финал турнира из серии «Большого шлема».

Я ненавижу проигрывать, но это одно из самых счастливых поражений в моей карьере.

Вероятно, в этот день Надаль сумел полностью прочувствовать те эмоции, которые испытал в 2008 году Роджер Федерер. Их финал Уимблдона уже вошёл в список самых ярких теннисных событий в истории.

На послематчевой пресс-конференции испанец пребывал не в самом позитивном настроении, однако, отвечая на вопросы, постарался вынести из произошедшего лишь положительные моменты.

— Рафаэль, как вы себя чувствуете физически?— Нормально. Я устал, конечно. Физически это один из тяжелейших матчей, что я когда-либо играл, если не самый тяжёлый. Я устал.

— Вы уже осознали произошедшее? Что чувствуете?— Мы провели отличный матч. На мой взгляд, это было очень хорошее шоу. Я рад, что стал частью этого события.

Я хотел победить, но полностью удовлетворён тем, что сделал. У меня были шансы против лучшего игрока в мире на сегодня. Мы сражались на равных.

Впервые за долгое время я чувствовал, что ни в чём не уступаю ему и у меня есть шансы на победу.

Я очень счастлив, что 2012 год начался таким образом. Это всё, что я могу сказать. На протяжении всего прошлого сезона я не играл настолько хорошо, так что счастлив, что движусь в правильном направлении.

— Если бы накануне старта турнира кто-нибудь сказал вам о том, что вы будете играть в финале, вы бы были удивлены?— Ну, если серьёзно, за 20 часов до старта турнира я больше беспокоился о том, смогу ли сыграть в своём первом матче, сумею ли вообще принять участие в турнире, поскольку действительно себя не очень хорошо чувствовал ещё в воскресенье днём. Но всё это в прошлом. Мне невероятно повезло, восстановление было фантастическим. Вокруг меня собрались очень хорошие люди, которые занимались со мной и оказывали любую помощь. Если вы один и у вас нет целой команды, то вы не сумеете восстановиться

При счёте 4:2 в пятой партии я чувствовал себя очень хорошо. Ощущал прилив положительной энергии, и я выиграл фантастическое первое очко в седьмом гейме, когда прострелил с форхенда по линии из тяжёлой ситуации. Правда, при счёте 30:15 я допустил очень грубую ошибку. Но тогда я старался не думать об этом. К тому моменту матч длился уже практически шесть часов, и всё происходящее выглядело каким-то нереальным.

в столь кратчайшие сроки. Однако мне повезло, что со мной были эти люди. Если бы не они, я бы, наверное, оказался дома на две недели раньше.

Я играл более агрессивно. Выполнял больше виннерсов, чем обычно. Подача работала неплохо. Ну и, вероятно, я боролся с такой страстью и желанием, как никогда ранее.

В общем, если посмотреть на всю эту ситуацию с другой стороны, то положительные вещи тоже есть. Да, я проиграл финал турнира из серии «Большого шлема».

Ненавижу проигрывать, но это одно из самых счастливых поражений в моей карьере.

— Вы чувствовали, что если матч растянется на пять сетов, то у вас всё будет под контролем? Ваш соперник пару дней назад провёл сумасшедшую встречу с Энди Марреем в полуфинале.

Вы удивлены, что Новак сумел выдержать столь большую нагрузку?— Нет, у меня не было ни капли сомнения в том, что он сумеет это выдержать.

Вы не можете чувствовать, что ситуация находится под контролем в пятой партии, если вы проиграли четвёртый сет. Вы точно так же переживаете в каждом розыгрыше.

При счёте 4:2 в пятой партии я чувствовал себя очень хорошо. Я ощущал прилив положительной энергии, и я выиграл фантастическое первое очко в седьмом гейме, когда прострелил с форхенда по линии из тяжёлой ситуации. Правда, при счёте 30:15 я допустил очень грубую ошибку.

Но тогда я старался не думать об этом. К тому моменту матч длился уже практически шесть часов, и всё происходящее выглядело каким-то нереальным. У меня было очень много возможностей завершить встречу в свою пользу, но я их не реализовал.

Думаю, что в этом матче я был ближе к победе, чем в шести предыдущих с Новаком.

Я этого не сделал. Но я поставил его в очень тяжёлое положение, чего не было в 2011 году. Это положительная вещь для меня. Сегодня у меня не было никаких психологических проблем, а в прошлом сезоне были. Сегодня нет. Это ещё один позитивный момент. Наверное, я нашёл слишком много положительного, учитывая, что проиграл матч (смеётся).

— Вы всегда говорили, что Роджер Федерер является самым великим из всех людей, с кем вы сражались в этом виде спорта. Насколько велик сейчас Новак?— Сегодня он лучший в мире. Он выиграл пять титулов на мэйджорах, у него куча других побед, и он первый в мире. Вот насколько он велик в настоящий момент. Посмотрим, куда он придёт в конце карьеры.

— Вы стали частью двух по-настоящему эпических сражений в истории тенниса. Я имею в виду этот финал и решающий матч Уимблдона-2008. Вы гордитесь этим?— Я испытываю удовольствие.

Очень приятно сражаться, пытаясь довести своё тело до предела, выжать из себя абсолютный максимум. Мне это нравится. Я всегда говорил, что люблю этот процесс, это приятные страдания. Когда вы находитесь в игре, то готовы сражаться. Вы испытываете страсть, страдаете, но получаете удовольствие от этих страданий.

Это означает, что я проделал отличную работу, чтобы сыграть два таких матча, вне зависимости от того, какой выиграл, а какой проиграл. И финал Уимблдона, и эта встреча – особенные матчи для меня.

Наверное, для меня чуть более приятным был матч в 2008 году (улыбается). Но если серьёзно, то я отчётливо сознаю, что сегодняшняя игра получилась совершенно уникальной, даже несмотря на то что я его уступил. В общем, я счастлив быть частью этих великих матчей.

— Вы собираетесь пересмотреть видео?— Это слишком долго (смеётся). Только нарезку лучших моментов.

— Во время встречи вы когда-нибудь поглядывали на часы? Вы замечали, сколько времени уже играете?— Время? Нет, вы просто смотрите вокруг и видите текущее время.

Кажется, что вы никогда не закончите… Однако, знаете, очень приятно сражаться, пытаясь довести своё тело до предела, выжать из себя абсолютный максимум. Мне это нравится. Я всегда говорил, что люблю этот процесс, это приятные страдания.

Когда вы находитесь в игре, то готовы сражаться. Вы испытываете страсть, страдаете, но получаете удовольствие от этих страданий.

Я получал удовольствие. Старался принимать правильные решения. Играл своим сердцем. Я выкладывался по максимуму, и думаю, что это гораздо лучше, чем просто играть в теннис.

Источник: https://www.championat.com/tennis/article-3153323-nadal-staralsja-igrat-vsem-serdcem.html

«За сборную будем играть всем сердцем»

Тимофей Мозгов уверен в том, что в России много баскетбольных талантов, просто им надо не зазнаваться и больше работать.

Центровой сборной России Тимофей Мозгов всего через несколько дней после решающего матча отборочного турнира Евробаскета-2015 с итальянцами провёл в Петербурге мастер-класс для участников ежегодного детского турнира имени самого себя.

Юные баскетболисты из городских спортивных школ могли задать ему любые вопросы, а также сразиться с баскетболистом «Денвера» на игровой площадке.

В перерыве Мозгов побеседовал с корреспондентом «НВ» о том, что сейчас будет самым важным для 11-летних мальчишек, а также рассказал, почему для сборной России отборочный путь на чемпионат Европы получился таким тернистым.

– Тимофей, вы провели много времени с детьми, общались, играли с ними. Вам это интересно?

Читайте также:  "кое-как" правильно пишется через дефис или раздельно?

– Самое главное, чтобы им было интересно, чтобы они видели, к чему стремиться. Постарался максимальное время детям уделить. Я хоть не в полную силу с ними играл, но получил удовольствие – ребята заставили вспотеть. Также поговорил, они могли задать абсолютно любой вопрос – что они и делали, даже про зарплату спрашивали.

– Что бы вы посоветовали этим ребятам, на что им в таком возрасте нужно обратить внимание?

– В первую очередь чтобы они хорошо отучились. Я в школе учился плохо, им надо учиться хорошо. Хотелось бы, чтобы все ребята превратились в хороших баскетболистов, но мы знаем, что не все в итоге выбирают спорт. Образование – самое главное.

– Тем не менее Тимофей Мозгов хоть и учился плохо, зато играет сейчас в НБА, сильнейшей баскетбольной лиге мира.

– В НБА играют всего 450 человек, из России лишь четверо, а мечтают миллионы. Туда сложно попасть. И ещё сложнее там остаться. Помимо терпения и старания нужна ещё такая штука, как везение. Мне повезло. А если бы я не был баскетболистом, то не знаю, чем бы занимался.

– Как вы оцениваете уровень баскетбольной подготовки ребят?

– Я на самом деле многим удивляюсь, думаю, неужели я также играл в детстве? Многие парни владеют выдающимся дриблингом, показывают уже какой-то осознанный баскетбол, это очень приятно.

– Один парень обыграл вас в конкурсе бросков, а затем забил решающий мяч в игре «3 на 3», где вы вновь проиграли. Что вы ему конкретно можете посоветовать, чтобы он приумножил своё мастерство?

– Чтобы не зазнавался. И больше времени проводил в зале. Ну и, повторюсь, занимался образованием. А когда уже решит профессионально заниматься спортом – больше трудолюбия и терпения. К тому же могут случиться травмы. И что ты будешь делать без образования?

– Сборная России с огромным трудом вышла на чемпионат Европы, заставив поволноваться своих болельщиков.

– Да, нелёгкая такая была квалификация. Услышали с ребятами в свой адрес много негативного. Но нам не привыкать – не в первый раз такое. Самое главное, что в нужный момент смогли собраться, показать мужской характер. На зубах вырвали эту победу в Италии, ни от кого не завися, сами прошли отбор и будем выступать на Евробаскете.

– Не задавались вопросом: как можно было проиграть сборной Швейцарии?

– Задавался и до сих пор задаюсь, и не я один. Ужасным получился первый матч с этой командой. Потом была вторая игра, где мы не позволили себе ошибок. От игры к игре мы прибавляли. Может быть, была у нас какая-то недооценка соперника. Это урок – надо любого соперника уважать и подходить к игре с полным настроем.

– Что скажите о решающем поединке с итальянцами?

– Нам нужна была победа, и мы выиграли. Молодцы, собрались. Я доволен, как наша команда выглядела в Италии, как она хотела играть, какая атмосфера была в коллективе.

– Не обидно, что ни один российский телеканал не показал этот решающий для нашей сборной матч?

– Конечно, обидно. Матч был интересный и зрелищный. Болельщики вынуждены были искать трансляцию в интернете. А кто с интернетом «на вы», например, как мой папа? Да и я бы сам, наверное, не нашёл. Должны показывать, а показывают непонятно что. При этом показывают хоккей и футбол, а баскетбол – нет. А хочется, чтобы он был на телевидении, а то пока одни разговоры.

– Каковы шансы сборной России успешно выступить на Евробаскете?

– Сейчас сложно говорить, ведь непонятно, какие команды там будут, неясно и как мы подойдём к турниру. Вот мы сыграли три матча – первый ужасно, второй получше, а третий вообще хорошо. К тому же мы не знаем, какой будет состав, кто будет тренером. Так что поживём – увидим. Ясно одно: мы будем всегда играть с полной отдачей, всем сердцем.

– Перед отборочным турниром многие игроки по разным причинам отказались выступать за сборную. Не тяжело им будет заново влиться в команду?

– Мы с ребятами написали письмо в федерацию, в котором просили не наказывать тех, кто не поехал с нами в этом году в сборную.

Я сам в прошлом году матчи за сборную пропустил и понимаю, каково это, когда принимается такое решение. Все ребята, которые сейчас не играли, всё равно с нами – Сергей Моня, Виталий Фридзон, Алексей Швед.

А при отборе в состав всё просто: в следующем году будет сбор, и кто заслужит место в составе, тот и будет в ней.

– Можно уже сказать, что воспитанники петербургского баскетбола вы и Антон Понкрашов – те люди, от которых зависит вся игра в сборной?

– Так говорить нельзя, да, мы неплохо сыграли последнюю игру. Но команда – на то и команда. Это в первую очередь командный труд. Может быть, у нас будет два-три лидера, но чтобы два человека вообще всё решали – такого не будет.

– Удивились, когда узнали, что экс-наставник сборной России Дэвид Блатт будет главным тренером в команде НБА «Кливленд»?

– Для меня это был сюрприз. Никак не ожидал увидеть Дэвида в НБА. Любой европейский тренер на посту главного в Америке – это уже неожиданность. Обычно должен пройти какой-то период времени – туда сначала приходят одним из помощников. Но чтобы сразу стать главным тренером в «Кливленде», плюс ещё они же ещё Леброна Джеймса подписали…

– Хотелось бы вам поработать с Блаттом в НБА?

– С ним всегда хочется работать – он из тех тренеров, который постоянно борется за призовые места. Так что, да, тут спору нет. Конечно же, хотелось бы поиграть и с Леброном Джеймсом бок о бок, увидеть, что это за звезда, как он готовится, – многое можно у него почерпнуть. 

– Против какого центрового в США вам было тяжелее всего играть?

– Сложнее всего было против Шака (Шакил О’Нил. – Прим. ред.). Мне повезло, в свой первый год, когда я пришёл в НБА, это был его последний сезон – он за «Бостон» играл. Мне удалось против него сыграть. Я вам скажу, что даже не в лучшей форме, старый, толстый, жару он даст всем. На самом деле он бы мог ещё поиграть. Но завязал – видимо, надоело.

– Что нужно, чтобы стать суперзвездой НБА?

– Бесспорно, это талант. Но, имея только его, стать суперзвездой просто так не получится. Когда мы приезжали в разные города, видел, как эти ребята готовятся к игре – как тренируются, работают над броском. Чтобы вырасти в звезду большой величины, помимо таланта должен быть огромный труд.

– Всего четыре россиянина играют в НБА. Как совершить рывок в развитии отечественного баскетбола, чтобы наших ребят в лучшей лиге планеты стало бы больше?

– Пять лет назад в НБА выступал всего один Андрей Кириленко. И это было за счастье. Если был один, а стало четыре, значит, этот рывок уже был. А нам надо этот уровень поддержать.

– Скоро исполнится семь лет, как сборная России выиграла чемпионат Европы, а решающий бросок произвёл выступавший за нашу команду американец Джон Роберт Холден. Как вы относитесь к натурализации иностранных спортсменов?

– Я против. Да, был хороший опыт и Холден нам, безусловно, помог. Стали бы тогда без него чемпионами или нет – вопрос. Но я всё равно против натурализации. У нас есть ребята, которые готовы выходить и играть на большом уровне.

– Баскетбол для вас – это игра или работа?

– Со временем баскетбол превратился в работу. Но я совмещаю приятное с полезным. На площадке получаю удовольствие. Дай бог каждому любить свою работу так же сильно, как я.

Досье «НВ»

Тимофей Мозгов родился 16 июля 1986 года в Ленинграде. Заслуженный мастер спорта по баскетболу. Бронзовый призёр Олимпиады-2012 и чемпионата Европы – 2011.

Воспитанник Адмиралтейской СДЮШОР и петербургского баскетбольного интерната. Игрок «Денвер Наггетс» (США), также выступал за команды «ЛенВО» (Петербург), «Химки», «Нью-Йорк Никс» (США).

С 2011 года проводит в Петербурге детский турнир «Мозгов CUP».

Беседовал Феликс Шифрин. Фо­то «Ин­тер­пресс».

Источник: https://nvspb.ru/stories/za-sbornuyu-budem-igrat-vsem-serdcem-55288

Ссылка на основную публикацию